О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
КОРДОЧКИН Андрей (протоиерей)
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

Дмитрий Алексеевич ГЛУХОВСКИЙ: аудио

1. Дмитрий Глуховский в программе «Дифирамб» 25.08.2015 - Скачать


Дмитрий Алексеевич ГЛУХОВСКИЙ (род.1979) - писатель и журналист: Видео | Статьи | Цитаты | Интервью | Проза | Аудио | Фотогалерея.

Ведущая: Нателла Болтянская
Н. Болтянская: Вы слушаете «Эхо Москвы». Сегодня Ксенией Лариной буду я, Нателла Болтянская. Программа «Дифирамб». У нас в гостях писатель Дмитрий Глуховский. Я вас приветствую. Здравствуйте.

Д. Глуховский: Здравствуйте.

Н. Болтянская: Вы знаете, я посмотрела. Помимо того, что я две, врать не буду, ваши книги читала. Но я посмотрела про вас в Википедии и выяснила, что жанр, в котором вы пишете, называется теми, кто это писал, «постапокалиптика». Что они вкладывают в это, мне более-менее понятно. Опять же, я помню, что у меня было очень скверное настроение после прочтения ваших книг. А вот вы сами согласны с этим?

Д. Глуховский: Вы знаете, во-первых, у меня книги в разных жанрах есть. Если мы говорим о трилогии «Метро», которая была только что завершена в июне выходом книги «Метро 2035», то, пожалуй, первые две книги, действительно, укладываются в жанр „постапокалиптика“. „Метро 2035» - это всё-таки такая классическая антиутопия. Не классическая в том плане, что я классик, а в том плане, что по канонам жанра написанная. И в большей степени, мне кажется, является совокупным романом в моём представлении, как я это задумал, о русской жизни. Книжка „Рассказ о Родине“ - это политическая сатира и такая литературная реинкарнация советского диссидентского кухонного анекдота. И книга „Будущее“ - это такая футуристическая антиутопия, опять же.

Н. Болтянская: Но она не так пессимистична всё-таки, как „Метро“, будущее.

Д. Глуховский: Нет. Самая пессимистичная книга, пожалуй, „Метро 2035», которая пытается некоторую сумму подвести нашего существования за последние 100 лет.

Н. Болтянская: Я её покажу.

Д. Глуховский: И сделать проекцию того, что нас ждёт через 20-30 лет. Так что я стараюсь всё-таки в одном жанре не застревать и диверсифицироваться. Но, наверное, постапокалиптикой является „Метро 2033» - собственно, книга, которая наиболее известна из всего, что я сделал.

Н. Болтянская: Вы знаете, что? Ещё один аспект из вашей биографии, который, мне кажется, абсолютно нуждается в обсуждении – это некое ваше новаторство на издательском рынке. Вы им, как Владимир Владимирович Маяковский, в один прекрасный момент сказали „Нате!“. И меня, честно говоря, поразила, во-первых, смелось этого поступка, во-вторых, тот факт, что вместо того чтобы вас убить по-тихому, издательства начали вас покорно печатать. Расскажу для тех, кто не в курсе пьесы, я, кстати, хочу сообщить нашим слушателям, что нам можно задавать вопросы. У нас есть twitter-аккаунт vyzvon, у нас есть номер для отправки СМС-сообщений +79859704545. Так вот, Дмитрий Глуховский, это было, по-моему, в 2000 году, если я не путаю, написав первую масштабную книгу, предложил её издательство, но как-то они не проявили интереса, после чего эта книга была раз – и бесплатно повешена в интернете. Как вы дошли до такой жизни?

Д. Глуховский: Ровно от отчаяния. Потому что главной первостепенной изначальной задачей любого автора является быть прочтённым. И некоторые из них потом, избалованные гонорарами, хотят на этом непременно зарабатывать. Но изначальный импульс любого пишущего человека – это просто донести то, что он создал, то, над чем он работал, что он выстрадывал, до читателя, и неважно, каким способом. Поэтому если тебя отклоняет издатель и в это время уже происходит распространение, появление интернета, ты думаешь: если дозволено пиратам чужие тексты выкладывать, а пираты были всегда, то почему нельзя тебе взять, завести собственный сайт и на нём всё опубликовать, что и было сделано.

Нельзя сказать, что меня как-то особенно бичевали издатели, что они совсем уж меня жестоко прогоняли со двора. Скорее, ситуация была такова, что они меня игнорировали. Я писал, звонил им с первым романом „Метро 2033», и никто никак не мог удосужиться прочесть просто эту книгу, потому что они были, видимо, настолько завалены этим самотёком своим издательским, что им было недосуг.

И тогда я, поунижавшись несколько раз, решил их проклясть и, учредив интернет-сайт, на нём все бесплатно и выложил. И после этого расставил некоторое количество ссылок на собственное произведение, что, вот, ребята, написал книжку про метро, про последствия ядерной войны. Нет ли среди вас любителей фантастики или антиутопии, желающих прочесть? С этого всё началось.

И мне, конечно, совершенно было плевать на какие-то гонорары в тот момент.

Н. Болтянская: Я хотел славы.

Д. Глуховский: Я хотел, чтобы люди прочли эту. Славы, конечно, тоже, разумеется. Но ты хочешь узнать, что у тебя получилось. Желание быть оцененным, мне кажется, в первую очередь. Гордыня, конечно, движет любым творческим человеком – как пишущим, так и говорящим.

Н. Болтянская: Я недавно вспомнила замечательный… я думаю, что это анекдотический случай про молодого писателя, который, решив продвинуть собственное произведение, поместил в газете брачное объявление: молодой человек, богатый, упакованный, женится на девушке, похожей на героиню… и тут он написал свой роман, который никак не распространялся. На следующий день тираж был раскуплен. Конечно, это анекдот. Смотрите, могу задать прямой вопрос? Ведь вот завтра человек, который не настолько известен, чтобы издательства ему сказали welcome, пишет книгу. И он её распространяет в интернете, рассылаем её немножечко своим друзьям. Но ведь для многих… я натыкаюсь в интернете на незнакомую ссылку – совершенно не факт, что я её буду читать. Притом, что я всепожиратель. Я читаю всё всегда. И вопрос в связи с этим вот какой. Вы много денег потратили на промоушн?

Д. Глуховский: Я не тратил денег на промоушн никаких

Н. Болтянская: Да вы просто, батенька, гений.

Д. Глуховский: Спасибо. Зачту. Денег на промоушн не было потрачено, за исключением тех, допустим, 10 долларов, которые нужны для регистрации сайта. А дальше всё это… книга сама по себе должна обладать определённым вирусным потенциалом. По какой-то причине люди должны желать делиться этим текстом друг с другом. То есть в ней в истории, в мире ли должно быть что-то такое удивительное или заразительное, чтобы люди дальше это распространяли сами и меж собою же. Так называемая „вирусность“. Сам термин пришёл позже.

Н. Болтянская: Пошли вопросы, присланные по интернету. Я ещё раз напомню, что их можно задавать +79859704545 для СМС, и Twitter-аккаунт vyzvon. „Дмитрий, как вы считаете, насколько апокалиптично будущее нашей страны?“, - спрашивает Нина.

Д. Глуховский: Об этом, собственно, в романе „Метро 2035». И мне кажется, что последняя тенденция… Надо понимать, что первая книжка, „Метро 2033», она писалась, по большому счёту, студенческая моя вещь, придумала была в середине 1990-х и опубликована в первый раз в 2005 году. В то время, когда у нас был наоборот первый путинский срок, Путин был настроен очень конструктивно по отношению к западу, вовсе не собирался бросать никому перчаток, дедовскую шашку и скакать на деревянной лошадке в бой, бросая вызов мировому империализму, а наоборот всячески осудил теракты 11 сентября, обнялся и поцеловался с американской президентурой и поддержал ситуацию в Афганистане, стал осуждать Ирак и прочее, прочее. То есть в то время вовсе не казалось, что мы снова окажемся в ситуации конфронтации с западом, как сегодня. И тогда книжка казалась совершенно фантастической. А сегодня, как ни странно и как ни печально, 10 лет спустя, книжка кажется, наоборот, вполне себе предварительным сценарием того, как всё будет.

Н. Болтянская: Расскажите, пожалуйста, одно из ощущений при чтении первого „Метро“ - это такой вселенский бардак. Такие военизированные попытки навести порядок. Полное отсутствие всяческой демократии. Извините, я человек той культуры, которая любит это слово.

Д. Глуховский: И я тоже.

Н. Болтянская: На ваш взгляд, знаете, был такой любимый мой фантаст, он даже здесь был однажды в студии „Эхо Москвы“ - Гарри Гаррисон. И у господина Гаррисона была совершенно такая жуткая апокалиптическая книга, которая называлась „Неукротимая планета“.

Д. Глуховский: Я читал.

Н. Болтянская: И была такая серия… „Стальная крыса“. Прикольная такая.

Д. Глуховский: В 14 лет мне тоже так казалось. Потом я попытался в 18 перечитать – уже пошло трудно.

Н. Болтянская: „Неукротимая планета“, когда в итоге я её перечитала много лет спустя, для меня оказалась просто некой рецептурой: делай вот так, не живи в конфронтации, живи в согласии, и все страшные звери будут тебе твоей окружающей средой. У меня сложилось впечатление, что человек сам себя уравновешивает. А вы себя как уравновешиваете в своей постапокалиптике?

Д. Глуховский: Вы знаете, что касается уравновешения – это вообще не моя основная задача. И я не занимаюсь выпиской рецептов. Есть более пожилые люди, которые к своему возрасту уже достигли уверенности то, что они в жизни окончательно разобрались. А я в процессе всё ещё постижения. И я как представитель своего поколения, заодно, может быть, чуть-чуть за поколение более младшее в большей степени задаю себе и окружающим вопросы, чем даю ответы с восклицательным знаком. Я никого не собираюсь учить жить и не считаю, что сам понимаю, как это делается. Поэтому моя задача здесь – в гораздо большей степени дать точное описание, я писательскую свою задачу вижу в другом: не в том, чтобы предписать, а в том, чтобы описать, диагностировать какие-то вещи, то есть разобраться в устройстве современного общества, пусть даже немного в карикатурной приближенной форме и задать людям вопросы, почему есть какие-то процессы, вещи и явления, которые они воспринимают как данность, хотя совершенно эти вещи неочевидны. Почему вы смирились, что у нас всё так устроено? Почему наша жизнь должна быть непременно всегда быть именно такой и почему мы обречены дальше в этой выгребной яме проводить время? Отдаёте ли вы себе отчёт в том, что мы находимся в выгребной яме? Намереваетесь ли вы что-то в связи с этим предпринять? И так далее.

Понимаете, не то чтобы я был правдорубом каким-то особенным, но мне кажется, что моя здесь история в том, чтобы, во-первых… с первой книжки и по последнюю описать общество достаточно точно, описывать взаимоотношения между народом и властью и задать народу несколько вопросов.

Н. Болтянская: А вы на чьей стороне?

Д. Глуховский: Я точно не на стороне этой власти однозначно. На стороне этой власти, мне кажется, быть немножко постыдно, если вообще возможно.

Н. Болтянская: Так считает мой гость писатель Дмитрий Глуховский. Есть люди, которые считают по-другому.

Д. Глуховский: Я уверен. И они неплохо кушают.

Н. Болтянская: В общем, да.

Д. Глуховский: И они неплохо кушают.

Н. Болтянская: Небось, санкционные продукты, что характерно.

Д. Глуховский: Уверен, что они кушают санкционные продукты, которые очень осуждают в эфирах радиостанций.

Н. Болтянская: У меня вопрос к вам биографического характера: скажите, пожалуйста, правда ли, что вы заканчивали Иерусалимский университет, и как вас туда занесло?

Д. Глуховский: Ну, да, я заканчивал Иерусалимский университет. Я вообще достаточно времени пробыл за границей. Надо понимать, что я 1979 года, и когда Советский Союз распался, мне было 12 лет. И была всеобщая эйфория от того, что рухнул железный занавес, от того, что мы теперь сможем быть частью вот этого глобального мира, Европы, Запада. И очень хотелось получить международного уровня образование, с которым я потом мог бы как космополит путешествовать по разным странам, везде работать и так далее, узнавать культуру, людей, национальности и прочее. И я вообще очень космополитичен. То есть я разговариваю на, допустим, 5 иностранных языках.

Н. Болтянская: Французская школа, иврит, понятно, коль скоро Иерусалимский университет, английский скорее всего.

Д. Глуховский: Английский, немецкий, испанский. И жил ещё в Германии, жил во Франции, три года работал на телеканале Euronews, то есть мы с вами коллеги в некоторой степени. И потом ещё приехал и, уже балансируя в телеканале Euronews, работал 3 года на телеканале RussiaToday.

Н. Болтянская: Как вы себя чувствуете?

Д. Глуховский: Как себя чувствую в связи с этим?

Н. Болтянская: Да.

Д. Глуховский: Вы знаете, мне повезло, потому что в то время, когда я там работал, канал был только создан ещё и задача у него была другая: не заливать байки, а притворяться, что в России есть свобода прессы.

Н. Болтянская: А что вы такой прям агрессивный?

Д. Глуховский: Я довольно агрессивный вообще человек. И поэтому эти три года, которые я работал на телеканале RussiaToday, я просто придерживался тех же принципов, которыми был заражён на Euronews, то есть беспристрастность, непредвзятость.

Н. Болтянская: Ну, да, говорят, что Euronews – это один из самых таких взвешенных каналов.

Д. Глуховский: Взвешенных. Вот и придерживаюсь принципа взвешенности. В то время на телеканале RussiaToday можно было вполне работать, не поступаясь никакими принципами совести и так далее. Сейчас, конечно, ситуация поменялась, я думаю. Поэтому в любом случае это был очень интересный опыт. И три года корреспондентской работы и жизни, знаете, с командировкой в какую-то новую страну каждую неделю, там, Байконур, Чернобыль, Северный полюс, какие-то такие вещи, плюс арабские страны, Европа и прочее.

Н. Болтянская: Ну, да. Напомню, что у нас в гостях Дмитрий Глуховский. Несколько вопросов от наших слушателей. Один вопрос просто, скажите честно, вы его заказали: „Почему самая великая литература сначала не приемлется издателями (Роулинг, ваши книги)?“, - пишет Сергей.

Д. Глуховский: Спасибо, Сергей. Рассчитаемся после эфира. Я, во-первых, конечно же, не считаю свои книжки великой литературой никакой. И новая литература не приемлется издателями. Надо понимать, что редкий издатель относится к своей деятельности как к деятельности миссионерской. Для абсолютного большинства издателей это бизнес.

Н. Болтянская: Я одну такую знаю.

Д. Глуховский: Возможно, знаете одну такую. И явно совершенно эта издательша не коммерчески успешна.

Н. Болтянская: И вы её знаете.

Д. Глуховский: Да?

Н. Болтянская: Конечно.

Д. Глуховский: Ну, вот. А все остальные при этом, допустим, я знаю этого человека, но о коммерческом успехе здесь речи не идёт. Все успешные большие издательства относятся к литературе как к бизнесу своему. И задача – при помощи целлюлозных брикетов заработать как можно больше денег. Поэтому любое новое, любое непонятное, любое ещё не существующее в виде формата – для них риск.

Н. Болтянская: Минутку, перебью. Коль скоро так вы строите конструкцию, когда вы пытались поначалу безуспешно отдать свои книги в издательство, вы рассчитывали на то, что на вас можно заработать, так?

Д. Глуховский: Нет, я совершенно об этом не думал.

Н. Болтянская: Или вы просто хотели самореализоваться?

Д. Глуховский: Я хотел самореализоваться. Я до сих пор прежде всего хочу самореализации. Для меня очень важно в первую очередь развитие себя как автора пишущего, и во вторую очередь… был сейчас на литературной филологической конференции в Перми, куда меня позвали как объект изучения. У них про массовую культуру, и я как представитель массовой культуры был туда приглашён. И одна из сентенций, которую я услышал во время этой конференции от филолога, что писатель в России всегда хочет власти. Не власти политической, а власти ума.

И это является, мне кажется, для русского писателя пределом честолюбия – завоевание власти над умами. И я при всех своих ограниченных талантах не чужд этих амбиций. То есть деньги являются сопутствующим неожиданным приятным бонусом, но, конечно же, не деньги дают ощущение самореализованности, а именно ощущение того, что тебя слышат, к тебе прислушиваются и ты заставляешь людей размышлять о чём-то, может быть, на те темы, которые ты им предлагаешь.

Н. Болтянская: „Добрый день, Дмитрий. Я, наверное, что-то пропустил. Но когда Артём научился водить машину? Кстати, все книжки куплены, а не стырены“, - пишет Алекс.

Д. Глуховский: Спасибо, Алекс. Если мы говорим о том, когда он учился водить машину, там в принципе об этом объяснено, почитайте, он же два года… Это мы сейчас углубляемся в сюжет романа „Метро 2033-2035». Он два года проходил службу у мельника в ордене, и там его, собственно, обучили всем этим навыкам.

Н. Болтянская: «Как вам видеоигра по вашей книге?“.

Д. Глуховский: Видеоигра прекрасная. И первая, и вторая. И я вообще считаю, что эта не экранизация, а адаптация в виде компьютерных игр сделала очень многое для распространения текста.

Н. Болтянская: „Как пришла идея, и кому?“.

Д. Глуховский: О компьютерной игре?

Н. Болтянская: Да. Это блок вопросов. Я их просто по очереди.

Д. Глуховский: Разработчики компьютерной игры прочли бесплатный размещённый в интернете текст за ночь, влюбились в него. Несколько лет вынашивали эти планы. И потом ко мне обратились. То есть это тоже длинная история, которая больше 10 лет развивалась. От того момента, когда они только познакомились с текстом, до момента, когда игра смогла наконец выйти.

Н. Болтянская: Следующий вопрос от того же человека: „Контролировали ли процесс создания, и вы ли писали сценарий?“.

Д. Глуховский: Сценарий писал, придумывал я. Процесс создания, разумеется, я не контролирую. Очень талантливые разработчики. Игра, кстати, популярна не только в России, но и во всём мире. Очень высокие критические оценки, как это ни странно, может, для…

Н. Болтянская: А вы сами любитель поиграть-то?

Д. Глуховский: Я не играю, нет.

Н. Болтянская: Да что вы! Это ж так интересно.

Д. Глуховский: Скучно становится с возрастом немного. Но в детстве, конечно, я играл. В подростковом…

Н. Болтянская: Я до сих пор играю.

Д. Глуховский: Во что?

Н. Болтянская: Вы знаете, я люблю стратегии, во-первых.

Д. Глуховский: В стратегии я играю. В „Цивилизацию“. В боевики становится немного скучновато.

Н. Болтянская: Ходишь и мочишь всех, кого ни попадя. Скучно же.

Д. Глуховский: Да, скучновато. И поэтому „Метро 2033» как раз игра, и вторая часть, которая называется „Metro: LastLight“ («Луч надежды“) – они были со всякими драматическими элементами. И очень большое внимание было уделено тому, чтобы все персонажи, которые встречаются на пути, были именно живыми людьми со своими мечтами, отчаяниями, надеждами, комплексами и так далее. Чтобы было полное ощущение погружения в живой мир. И это было оценено не только у нас, но и в более искушённых каких-то рынках, там, в Европе, в Штатах и так далее. Люди замечали, что совершенно другой вкус у русской постапокалиптики, у русской этой игры, чем у каких-то американских. Потому что они всё-таки гораздо больше таки на развлечение ориентированы. А у нас это такое прямо погружение получилось более драматичное, более серьёзное. И явно не для подростков.

Н. Болтянская: Я могу сказать. Несколько месяцев назад появилась в сети такая статеечка человека, который описывает, как выжить человеку в большом городе, после того как начнётся война. И одна моя приятельница, получив линк, написала мне: „Подумаешь, Глуховский давно всё это описал“. Это было очень смешно. „Писать книги и играть в театре нужно вообще в свободное от основной работы время“, - пишет Рупрехт. Вы согласитесь с этим? Я нет.

Д. Глуховский: Вы знаете, когда ты начинаешь заниматься литературой профессионально, с одной стороны, у вас есть риск того, что выхолостится взгляд, замылится, и что ты начнёшь слишком много конструировать. То есть первая книга всегда хороша тем, что она очень прожитая и прочувствованная, то есть человек суммирует свой жизненный опыт. А когда вдруг она оказывается успешной и издатель немедленно начинает требовать вторую, третью, жизненного опыта перестаёт у большинства людей хватать, в особенности, если это люди молодые или среднего возраста. Им нечего… нет тех самых божественных или дьявольских деталей, которыми можно повествование насытить. Люди начинают конструировать и использовать клише. Поэтому профессиональная литература, становясь ремесленничеством из творчества, рискует потерять свою живость какую-то, превратиться в продукт. Вот этого надо стараться избегать.

Люди, которые занимаются, наверное, этим для удовольствия, а не для заработка, они не вынуждены гнать продукцию, из-за этого халтурить и конструировать, вместо того чтобы как-то лепить и созидать. Поэтому, если говорить обо мне, у меня достаточно немного книг, учитывая, что я этим занимаюсь последние фактически 15-20 лет, за это время у меня шестая книжка только что вышла, и чаще, чем раз в два или три года, не выходит.

Н. Болтянская: У вас же не только книжки? У вас либретто оперы.

Д. Глуховский: Есть, да. Разумеется.

Н. Болтянская: По Умберто Эко, между прочим. Как вообще это всё получилось?

Д. Глуховский: Обратились ко мне, предложили подумать над созданием либретто. Это очень интересный проект, трёхъязычный, международный американо-китайско-русский, посвящённый полёту в космос, космическая опера. То есть это настоящая опера.

Н. Болтянская: К вам обратились как к знатоку виртуального пространства.

Д. Глуховский: Ко мне обратились как к русскому фантасту. Я не совсем согласен с этим определением, но, тем не менее, очень рад, что мне удалось поучаствовать в проекте. Остальные авторы, конечно, совершенно другого масштаба люди. Там есть лауреат Пулитцеровской премии в области литературы и поэзии, пишет за американского астронавта. За китайского тайконавта пишет женщина, которая является культовым китайским андеграундным поэтом, перформансистом, джазовой певицей и подругой нынешнего президента Си Цзиньпина. И вот я в такой компании оказался. Конечно, мне это всё льстит, учитывая тем более, что за общую разработку истории отвечаю я именно.

Н. Болтянская: Вот как! То есть вы над ними над всеми начальник?

Д. Глуховский: В какой-то степени я координирую их работы, усилия по созданию сюжета. Ну и плюс пишу либретто за русскую женщину-космонавта.

Н. Болтянская: Фантастика. „Почему про промоушн говорит неправду? Были обклеены все вагоны метро. Реклама была везде. О книге узнали только благодаря агрессивномупромоушну. Пусть не лукавит насчёт пользовательского распространения“, - пишет…

Д. Глуховский: Есть разные вещи. Есть усилия издательства по продвижению книги. И потом, когда издательство обратило внимание на успех и потенциал романа, то издательство за свой счёт уже, конечно, это рекламировало. Действительно, была реклама обширная и так далее.

Кстати, я считаю, что она бы не возымела того эффекта, который она возымела, если бы книга всё это время бесплатно не лежала в сети. Потому что книга до сих пор бесплатно лежит в интернете.

Н. Болтянская: Кстати говоря, вы же не остановились на том, что таким образом, извините за такой глагол, нагнули издательство? Уже будучи издательски востребованным писателем, вы „Будущее“ тоже выложили.

Д. Глуховский: Все мои книги бесплатно лежат в интернете.

Н. Болтянская: Вот. И сопроводили его ещё кучей всяких прибамбасов, я бы сказала.

Д. Глуховский: Да. И там саундтрек, и иллюстрации, и специально созданный веб-сайт. Я под каждую книгу создаю теперь уже с помощью специально обученных людей интернет-сайты, на которых можно бесплатно всё это читать. Плюс сопровождая это прослушиванием специально созданного трека, иллюстраций и так далее, чтобы было настоящее погружение. И когда это накладывается на рекламные кампании, то есть люди узнают, у них нет входной цены. То есть им не обязательно теперь немедленно бежать платить деньги, чтобы с текстом ознакомиться, который только что был для них разрекламирован. Они могут просто зайти в интернет и всё прочитать.

Н. Болтянская: Ну, да. Помните, у Сорокина была замечательная фраза в одной из его апокалиптических книг: „Мама, она с бумаги любит читать“.

Д. Глуховский: Прекрасно. Для тех, кто любит читать с бумаги, книги лежат в книжных магазинах. А для тех, кто просто впервые услышал, хочет ознакомиться…

Н. Болтянская: Покажу ещё раз эту книжку тем, кто нас смотрит, напомню ещё раз, что в гостях…

Д. Глуховский: Обратите внимание, у него ветряные мельницы в окулярах противогаза отражаются.

Н. Болтянская: В „Сетевизор“ этого точно не видно. Я напомню, что в гостях у нас писатель Дмитрий Глуховский. Мы сейчас прервёмся на новости и рекламу, а затем продолжим программу. Вы слушаете „Эхо Москвы“. У микрофона Нателла Болтянская. Это программа „Дифирамб“. У нас в гостях писатель Дмитрий Глуховский. Очень много идёт вопросов. Скажите, пожалуйста, Дмитрий, ваши книги переведены на сколько там? 37, 38 языков?

Д. Глуховский: Да, что-то такое.

Н. Болтянская: У меня такое странное ощущение. Я в своё время читала, что даже западные тесты IQ не очень нам подходят, потому что мы разные книжки читали, потому что мы люди изначально разной культуры. Как вы считаете, вы немножко разрушили всю эту историю? Что это вам так повезло?

Д. Глуховский: Я не знаю. Конечно, мне почему повезло? Тут сложно сказать. Я думаю, что изначально есть какое-то промо… компьютерные игры. То есть вербовка аудитории. Почему дальше этим людям нравится такой странный отличающийся от них текст – это вопрос. И мне, конечно, это очень лестно. И занимательная часть заключается в том, что в то время, как я себя в целом не считаю человеком, воспитанным на русской литературе. То есть для меня, в особенности когда я писал „Метро 2033», гораздо большее значение имели разогнанные неизвестными доброжелателями в Калининграде Кафка и Оруэлл, и в какой-то степени латиноамериканские авторы – Борхес, Маркес, Кортасар.

Н. Болтянская: Музиль какой-нибудь безумный.

Д. Глуховский: Например. Или Дюрренматт. Гораздо в большей степени на меня влияли в студенческие годы, чем, например, дорогие мне ныне Платонов, Бабель и в какой-то степени, конечно, классика.

Н. Болтянская: Платонов тоже апокалиптик, я бы сказала.

Д. Глуховский: И занимательно, что я приехал как раз туда, они говорят: ну как же, у вас типичная русская литература, как мы себе представляем.

Н. Болтянская: И Журден узнал, что он говорит прозой.

Д. Глуховский: Вы понимаете? Я то думал, что я наоборот в совершенно нашей какой-то реальности, в нашей литературной традиции не укоренён, а мне иностранцы говорят, что, с их точки зрения, со стороны глядя, это как раз типичная русская литература: страдания, рассуждения, не так много действия, сколько интроспективы, и так далее. Поэтому я не знаю. И при этом всё равно читают. Особенно популярна в Германии и в Польше, и в какой-то степени в Южной Европе. Ну, и страны соцлагеря. Но и сейчас в Америке книжка опубликована, и в Штатах тоже читают, ставят достаточно высокие оценки. Я смотрю, конечно, как люди реагируют. Интересно.

Н. Болтянская: Ощущаете ли вы себя наследником, в частности, Войновича и Оруэлла? Хотя бы чисто математически.

Д. Глуховский: Войновича? Мне кажется, нет. Я бы не сказал, чтобы я прямо под влиянием Войновича находился. То есть я читал, конечно, Чонкина и так далее.

Н. Болтянская: Я имею в виду „Москва 2042».

Д. Глуховский: В школе пролистывал. Но нельзя сказать, чтобы это была книга, которая меня как-то впечатлила уж. Оруэлл – это лучшая из всех антиутопий, которые я читал, потому что те же самые „Фаренгейт“ у Брэдбери и „О, дивный новый мир“ - они никоим образом для меня хорошими романами или даже повестями не являются. Это, скорее, такие заметки на полях. А Оруэлл – это полноценный, хороший, тяжёлый, концептуальный роман, который действительно и литературу во многом обновил. Хотя он в той же степени просто был и карикатурен, потому что он просто отражал те реалии, которые он наблюдал в нацистской Германии, в Советском Союзе, насколько это просачивалось к ним туда. Учитывая, что он ещё разведкой занимался, я думаю, что у него было больше информации.

Если прямо говорить о том… Конечно, когда тебе 20, ты не хочешь ничьим наследником быть и ты хочешь непременно какую-то новацию сделать.

Н. Болтянская: Вы тоже?

Д. Глуховский: Я очень хотел, разумеется. Сейчас я понимаю, что всё равно это неизбежно. И есть мастера, у которых учиться и учиться. Если говорить о „Метро 2035», то здесь есть какой-то реверанс в сторону каких-то авторов. Это прежде всего советская проза 1920-1930-х годов.

Н. Болтянская: Которая была местами прекрасна.

Д. Глуховский: Которую я ставлю буквально выше, чем золотой, серебряный век. То есть я бы назвал его немножко таким железным веком русской прозы, именно говоря о Платонове, Замятине и в очень большой степени о Бабеле. Не об „Одесских рассказах“, конечно, а о „Конармии“.

Н. Болтянская: Ну… например.

Д. Глуховский: С ним хуже знаком. Но именно с точки зрения владения языком лаконичности и необыкновенного какого-то умения использовать слова не по назначению, манкируютсовершенно грамматическими правилами, синтаксическими и вдруг добиваются какого-то невероятного эмоционального эффекта – вот, Платонов просто в этом плане чемпион и кумир мой. Я думал, что он совсем уж стоит одиноко на этой вершине, но потом прочёл пару лет назад Бабеля, как раз „Конармию“, и понял, что если есть какая-то поэма в прозе, вот это „Конармия“. И, конечно, настолько тяжело, тяжеловесно и при этом точно и заточенно. Невероятная книга. И поэтому, если говорить о том, что меня вдохновляло на „Метро 2035», то это, как ни странно, ни Оруэлл, и это не Стругацкие, а это именно советская такая проза начала прошлого века.

Н. Болтянская: «Все эти чёрные сценарии очень легко пишутся. И поэтому действительно всё чернее и чернее. Попробовать написать положительный сценарий развития России – вот это важно и сложно. Кроме меня самого, я никого не знаю, кто бы за это взялся. Дальше идёт самореклама и подпись Виталий Зюзин“.
„Еврей ли вы? О том, когда в продаже появится масло, я даже не спрашиваю“, - пишет Рупрехт.

Д. Глуховский: Я частично еврей, конечно, по папе. По маме я русский. И там у меня ещё татары всякие в крови намешаны и так далее. То есть я типичный советский человек. Смешан из разных национальностей и при этом принадлежащий к первую очередь, как выяснилось, несмотря на весь свой изначальный космополитизм, прежде всего к русской культуре. И хотя я говорю на всяких этих языках иностранных, всё равно для меня, конечно, единственный язык, на котором я мог бы писать, на котором я наиболее комфортно чувствую себя и общаюсь – это русский. Но при этом я бы сказал, что я и немножко запоздал родиться в Союзе, но я всё-таки человек штамповки советской. И такие праздники, как Рождество и Крещение, для меня ровным счётом никакого значения не имеют, в то время как Новый Год и даже, к сожалению, заюзанный День Победы, который совершенно потерял изначальный свой смысл теперь, для меня значение имеют. И салат оливье для меня есть символ нашего смешанного советского народа.

Н. Болтянская: Вы знаете, в своё время нобилиат Бродский написал, по-моему, „Полторы комнаты“ на английском языке. Знаете, почему? Потому что не хотел писать произведение на языке, на котором его родителям отказали в праве увидеть собственного сына. На ваш взгляд, чисто политическая акция?

Д. Глуховский: Я не знаю. Трудно сказать. Даже самые честные артисты иногда занимаются фабрикацией каких-то о себе историй определённых. И так или иначе занимаются стратегическим управлением себя как какого-то персонажа.

Н. Болтянская: Я не думаю, чтобы…

Д. Глуховский: Может быть, и нет. Может быть, и да. Мы с вами не знаем. Знаете историю про Шагала, у которого жена занималась продажей картин, и он из соседней комнаты ей показывал, потому что он художник, он не может… Но, с другой стороны, больше их, дешевле, продавай.

Н. Болтянская: „А зачем вы так долго работали в дневном шоу для домохозяек, да ещё при этом бесплатно?“, - спрашивает Сергей.

Д. Глуховский: Что такое дневное шоу для домохозяек? Я вёл эфиры на радио „Маяк“.

Н. Болтянская: Видимо, его и имеют в виду.

Д. Глуховский: Может быть. Мне было интересно радио. И мне было интересно попробовать себя. В любом случае я достаточно долго пробовал себя в разных сферах, связанных так или иначе с журналистикой или с ведением, с говорением, с писание и так далее. До сих пор пишу колонки достаточно активно.

Н. Болтянская: „Сноб“ и, по-моему, „GQ“.

Д. Глуховский: „GQ“, да. Ну и разные другие были журналы. Так что в принципе мне журналистика всё равно близка. Хотя она, конечно, у нас выродилась. И вручение „Тэфи»гипножабе само о себе говорит. Но в принципе так или иначе это одно из моих изначальных устремлений – заниматься в том числе журналистикой. Хотел быть журналистом и писателем.

Н. Болтянская: „Мне 55. Прочитала «2035». Вы молодец. Книга впечатлила“, - пишет Галина.

Д. Глуховский: Спасибо большое.

Н. Болтянская: „Есть ли у вас ещё желание, кроме овладения умами?“, - спрашивает Дмитрий.

Д. Глуховский: Завоевание галактики – моё изначальное желание, конечно.

Н. Болтянская: Вы смотрите, осторожней. „Кого вы назовёте номером один для себя в поэзии Серебряного века?“, - спрашивает Константин.

Д. Глуховский: Почему-то Блок приходит на ум. И Цветаева. Наверное, вот так.

Н. Болтянская: «Почему так получилось, что игра „Метро“ настолько требовательна к компьютерному железу? Она даже стала бенчмарком производительности“. Вы знаете, о чём идёт речь? Я не очень понимаю.

Д. Глуховский: Я понимаю суть вопроса. Но я не являюсь разработчиком компьютерной игры. Там очень талантливые люди сидят высочайшей квалификации, которых я не контролирую. То есть я доверился им – и они произвели свою вольную адаптацию моего мира, по крайней мере, визуально, геймплей и так далее. Я ответственен за сюжет и за диалоги.

Н. Болтянская: За контент, а не за технические…

Д. Глуховский: Железо – это не ко мне вопрос.

Н. Болтянская: „Читал только „Метро 2033». Первую половину прочёл на одном дыхании. Дальше еле дотянул. Остальные книги серии такие же затянутые?“, - спрашивает Александр из Москвы.

Д. Глуховский: Александр, я вам рекомендую тогда прочесть „Метро 2035», чтобы как раз ощутить разницу между этими двумя книжками, между которыми 10 лет всё-таки для меня лично прошло. Книги разные все у меня. И они в разных жанрах.

Н. Болтянская: Я сегодня же буду читать „Рассказы о Родине“, честно вам скажу.

Д. Глуховский: „Рассказы о Родине“ очень бодрят. Они, конечно, были ещё более актуальны в 2010 году, потому что они вышли до Болотной площади. И они предвосхищали всё, что было…

Н. Болтянская: То есть вы и там немножко пометрошили?

Д. Глуховский: Там никакого „Метро“. Вы почитаете. Это про путинскую Россию история.

Н. Болтянская: Хорошо. „Когда вы работали на „RussiaToday“, была ли для вас важна репутация?“, - спрашивает Дмитрий.

Д. Глуховский: Вы знаете, как. Повторюсь, когда создавался телеканал „RussiaToday“, целью создания его декларируемой, в чём я не мог сомневаться, было именно доказать западу, что есть у нас СМИ, которые свободны. И в целом СМИ были гораздо более свободны в 2005 году, чем они являются сейчас. Поэтому в то время у меня практически не возникало никаких опасений, связанных с репутационными рисками. Потом, конечно… и уходил я тоже не из-за того, что там не был согласен с кровавым режимом, потому что в то время ещё как раз там канал оставался достаточно взвешенным. Сейчас он покатился уже в тартарары, но это произошло годы спустя после того, как я оттуда ушёл.

Н. Болтянская: Я напомню, что гость наш… просят тут медленно вашу фамилию… Дмитрий Глуховский. „Какой красивый мужчина“, - пишут. Вот, почему-то девушка не подписалась.

Д. Глуховский: Спасибо большое. Где она?

Н. Болтянская: Телефон есть. „Я фанат научной фантастики, вырос на зарубежной классике. Мне не нравится „Метро“. Вообще не воспринимаю современных отечественных фантастов. Из кино – „Вавилон 5», „Lexx“, но не „Стартрек“ и не „Звёздные войны. Вы скромничаете, Дмитрий. „Метро 2035» точнее. Хреново, что это будущее уже наступило“, - пишет Семён.

Д. Глуховский: «Метро 2035» - это в очень большой степени, повторюсь, такое подведение суммы того, что случилось с русским народом за последние 100 лет. И, конечно, в очень большой степени сподвигло меня то, что с нами происходило за последние 1.5 года, в особенности феномен 86% готовых на всё, лишь бы встроиться в кильватер власти – вот это меня просто поразило. И, мне кажется, 86% - это было главное и решающее разочарование для людей, которые ходили на Болотную. То есть они поняли, что они идут против какого-то, может быть, молчащего, молчаливого, но какого-то такого большинства, что все их усилия в принципе бессмысленны. А дальше вопрос в том, почему это большинство готово поддерживать голод, почему оно готово поддерживать войну, почему оно готово поддерживать ущемление себя в любых правах и на что оно обменивает все эти жертвы, ради чего оно эти жертвы приносит. Закончилась для нас… Результат ли это оболванивания исключительно, или есть что-то такое в русском народе, что вот этой глупой интеллигенции, выходящей на Болотную, на Сахарова… и я, не являясь интеллигентом, выходя на Болотную, на Сахарова, что мы просто не понимаем про народ. Можно ли его осчастливить насильно? Нужна ли ему свобода, или ему порядок гораздо дороже? Или ему ни порядок, ни свобода важны, а миссия, предназначение, ощущение предназначения? И нынешняя какая-то глупая бездарная новая свежая конфронтация со всем цивилизованным миром теперь уже, а не только с Соединёнными Штатами Америки, вдруг придаёт людям ощущение сверхзадачи, сверхмиссии, по которой они, оказывается, очень скучали в эпоху потребительских кредитов. А не нужны им потребительские кредиты, не нужны им стиральные машины и колбаса.

Н. Болтянская: А мыло своё приносить?

Д. Глуховский: Тревожный чемоданчик должен быть собран всегда.

Н. Болтянская: Знаете, что? Я понимаю, что я абсолютно обязана произнести фразу, что существуют и другие мнения, но моё вам человеческое спасибо, моё личное.

Д. Глуховский: Спасибо вам.

Н. Болтянская: „Вы скромничаете, Дмитрий“, - это я вам прочитала. „Дмитрий, „Рассказы о Родине“ ваши – я в восторге. Спасибо. Ирина“. „Мы быстро без усилий получили материальные цивилизационные блага и зазнались, требуя для себя особого положения в мире. Почему же все хотим в Северную Корею?“, - спрашивает Лёня. Мне кажется, частично…

Д. Глуховский: Прям колонка есть на эту тему. Вы можете загуглить. Называется „Собачья жизнь“, ровно про то же. „Зачем нам в Северную Корею?“.

Н. Болтянская: Давайте мы всё-таки вернёмся к нашим литературным достижениям. А то вы просто на баррикады всех зовёте. „Существуют ли аудиокниги по вашим произведениям?“, - спрашивает Константин.

Д. Глуховский: Всё существует, конечно. Есть и любительские варианты, записанные энтузиастами, есть профессиональные варианты, которые можно выкачивать с какого-нибудь Литрес и так далее. То есть всё есть. Сто лет уже как существует.

Н. Болтянская: Наталья из Самары: „Кого из писателей-последователей оцениваете выше всех?“. Потому что на самом деле вы открыли шлюз в какой-то степени.

Д. Глуховский: В какой-то степени.

Н. Болтянская: Эти подахматовки понеслись за вами просто толпой.

Д. Глуховский: Есть такой проект, называется „Вселенная Метро 2033», где другие авторы, не только из России, кстати, но из разных всяких стран пишут про то, что в их краях происходит в том же самом мире, который я придумал и описал в романе „Метро 2033». Я бы обязательно порекомендовал к прочтению роман итальянского писателя ТуллиоАволедо, который принял участие в нашем проекте и написал на итальянском языке, достаточно известный в Италии автор романов в духе нуар и альтернативной истории. „Крестовый поход детей“ у него есть одна книжка. Другой называется „Корни небес“. И совершенно не похоже на то, что здесь у нас делается. Мрачно, жёстко и как-то удивительно вдруг духовно при этом. Хотя вроде как без духовности, о мире без Бога.

Н. Болтянская: Наталья пишет: „Не нашла в интернете книгу „Рассказы о животных“. Потому что надо искать „Рассказы о Родине“.

Д. Глуховский: „Рассказы о Родине“. rodina.mu – там бесплатно можно читать и скачивать.

Н. Болтянская: Я вам скажу, что я вышла через Википедию. „А доступ к книге „Будущее“ 2013 года заблокирован автором“. Это правда?

Д. Глуховский: Если вы говорите про социальную сеть Вконтакте, периодически там охотятся на размещённые мной тексты юристы издательств. И мне приходится каждый раз доказывать, что это я по собственной воле выкладываю, потому что издательства не позволяют бесплатно публиковать. И у меня сейчас был отдельный тяжёлый длительный разговор с издательством, которое запрещало мне публиковать тексты бесплатно. Мне пришлось в очередной раз доказывать, что это моё ноу-хау и я настаиваю на том, чтобы все книжки лежали бесплатно.

Есть сайт Futu.re, „Будущее“. И там можно всё читать бесплатно. Там ничего не заблокировано.

Н. Болтянская: Дальше идёт гневная отповедь: „Тебе, дурачку-космополиту, не понять“. Я не очень поняла, к кому это относится.

Д. Глуховский: Я думаю, что это ко мне, раз я заявил себя космополитом. Очень часто вот эти все ненавистнические по отношению к пятой колонне комментарии – они такие бессвязные.

Н. Болтянская: Масоны, вот ещё кого забыли. „Читали всё. Спасибо. Тамара из Волгограда. Будет ли игра „Метро 2035»?“.

Д. Глуховский: Будет игра. Разработчики занимаются ей, да.

Н. Болтянская: „Жалко, что нам, россиянам, не дали шанса. И спасибо за свинолупы, это наш памперс и ксерокс. Вы всё поняли, что вам сказали?“.

Д. Глуховский: Это цитата из „Метро 2033».

Н. Болтянская: „Буду слушать каждый эфир с Дмитрием, если он будет работать на „Эхо Москвы“. Вы понимаете, что фамилия главного редактора „Эхо Москвы“ - Венедиктов. „Вы сказали, что не считаете себя интеллигентом. А кто вы?“.

Д. Глуховский: Мне кажется, я просто…

Н. Болтянская: Пролетарий умственного труда?

Д. Глуховский: Нет, я средний класс задумывающийся.

Н. Болтянская: А что вы вкладываете в понятие интеллигент?

Д. Глуховский: Для того чтобы быть интеллигентом, я недостаточно образован в первую очередь.

Н. Болтянская: Мне нравится. Пять языков – он недостаточно образован.

Д. Глуховский: Я всё-таки профессуру понимаю под интеллигенцией, знаете, такую потомственную. Какого-то профессора Преображенского.

Н. Болтянская: А кто ваши родители? Был вопрос.

Д. Глуховский: Журналисты. Профессора Преображенского я понимаю под словом „русский интеллигент“.

Н. Болтянская: То есть обязательно батенька.

Д. Глуховский: Ну, нет. Всё-таки какой-то другой совершенно образовательный уровень. Сейчас закончил в очередной раз читать „Идиота“ Достоевского. Вчера как раз в 3 часа ночи. Я понимаю, насколько глубоко были образованы. То есть люди, никакого отношения к интеллигенции как бы не имеющие. Просто полусвет. И насколько они лучше нашего знали историю. По крайней мере, по мнению Достоевского. Может, он тоже приукрашивал. То есть я понимаю…

Н. Болтянская: Зато вы швейную машину вертеть умеете.

Д. Глуховский: Да, ногой. У меня, кстати, было…

Н. Болтянская: Так, про аудиокниги я спросила. „Какие непонятки? Сам заявил, что не можешь понять народ, населяющий Россию“.

Д. Глуховский: Я очень хочу его понять. На самом деле я потому ещё не вполне являюсь интеллигенцией, что как раз хотя у меня половина семьи – это арбатская такая профессорская семья медицинская, а вторая половина по маминой линии – это такой небольшой город в Костромской области, и тоже там больше сельской интеллигенции, там учителя и так далее. То есть половину своего детства я провёл совершенно не в Москве и не на Арбате, и не в квартирах с высокими потолками, а в деревенском доме, на огороде и так далее. И не могу сказать даже, какая часть моего детства и моей личности мне дороже и важней. Поэтому я как раз совершенно себя народу не противопоставляю. Наоборот, я им очень интересуюсь. И вот эти сюрпризы с 80% мне скорее непонятны. Это нечто, в чём я хотел бы разобраться и что разгадать. И следующая книжка, мне кажется, как раз и будет очень личная, она будет в гораздо большей степени о средней русской полосе и о нынешнем времени, в какой-то степени – о времени моего детства, чем о каких-то проекциях, что будет…

Н. Болтянская: Помилуйте, Дмитрий, уж простите, что цепляюсь к этому, но, можно сказать, поколенческие прямые наследники вашей любимой литературы 1920-1930-х годов с удовольствием подписывали письма типа „расстрелять, как бешеных собак“.

Д. Глуховский: Это да. Но при этом все упомянутые мной авторы находились так или иначе с конфронтацией с властью или от неё пострадали. Поэтому тяжёлые были времена, человек слаб, и сволочь он в принципе, легко поддаётся давлению и соблазнам.

Н. Болтянская: Вы знаете, что? Пришло сообщение, которое я обязана зачитать. Мне кажется, что это квинтэссенция нашего с вами сегодняшнего „Дифирамба“: „Добрый день. Я читал все ваши книги. Все они были скачаны бесплатно. Хотел бы за них заплатить. Как это сделать?“.

Д. Глуховский: У меня нет никакого способа предложить вам. Спасибо большое. Знаете, как? Если есть хитрый расчёт в моих действиях, он именно таков: дать людям бесплатно читать, и если они захотят, если им понравится, дать им потом возможность за это заплатить. Вы можете пойти в магазин просто банально и купить эти книжки. Я вам скажу спасибо. Или скачать их с какого-нибудь Литреса в электронном виде. Так у меня как бы кошелька какого-то растопыренного, оттопыренного нету, чтобы собирать деньги с населения.

Н. Болтянская: Оттопыренного яндекс-кошелька. Хорошо звучит.

Д. Глуховский: Такого нет.

Н. Болтянская: Как-то вы очень, не могу подобрать слово, очень уязвимы для столь обласканного на сегодняшний день читательским вниманием человека. Как вам это удаётся?

Д. Глуховский: Я не то чтобы уязвим. У меня уши открыты. Я не считаю нынешние условно эти успехи. Во-первых, всё очень быстро проходит. Знаете, общественное внимание поворачивается к тебе на доли секунды, как софит, и потом переключается на что-то другое. Поэтому нельзя слишком борзеть от какого-то сиюминутного момента славы. Надо всегда понимать, что это всё постоянная гребля в бушующем океане, и против океанских течений. И если вдруг тебе кажется, что ты на гребне волны, это не значит, что ты на ней будешь оставаться. Поэтому к себе надо относиться немного с критикой и с иронией к своему нынешнему положению. И не надо ни борзеть, ни бронзоветь. Вот и всё.

Н. Болтянская: Вы знаете, нас сейчас наверняка слушает человек, который о своей биографии говорит так: „Мы хотели уважать себя. И не исключали, что за это придётся дорого заплатить“. Он заплатил 10 годами заключения по политическим мотивам и ссылки. А вы за право уважать себя чем готовы заплатить?

Д. Глуховский: Мне очень хочется верить, что мне ничего не придётся платить. Я не думаю, что эти люди вообще прямо с самого начала были готовы идти в тюрьму. Просто в какой-то момент, или к тому, что их переедут машиной, притворятся, что так и было, или что из окна они выпадут. Так или иначе, не дай Бог нашему поколению столкнуться с тем, с чем сталкивались предыдущие поколения. И количество примеров тех людей, которые проявили эту несгибаемость и твёрдость духа, и не стали подписывать письма, и вместо того пошли в лагеря, неизмеримо меньше. И, конечно, мы измельчали по сравнению с теми людьми, которые жили до нас. И у нас слишком трепетное отношение к собственной жизни, к собственной свободе. Им как-то проще давались эти решения. Нынешнему поколению, мне кажется…

Н. Болтянская: Академику Сахарову, например.

Д. Глуховский: Академику Сахарову.

Н. Болтянская: Очень просто: из обласканного властью…

Д. Глуховский: Это мужество. С другой стороны, он сколького достиг. Мне кажется, он какой-то уровень перешёл моральный. Мне кажется, к этому приходишь. Жизнь постепенно тебя к определённым выборам принуждает. Я не знаю пока, на что я готов.

Н. Болтянская: Я напомню, что наш сегодняшний собеседник – гость программы „Дифирамб“ писатель Дмитрий Глуховский. У меня его новая книжка с ветряными мельницами в глазах „Метро 2035». Я благодарю вас.

Д. Глуховский: Спасибо большое.

Н. Болтянская: И всяческих вам успехов, Дмитрий. Спасибо.

Д. Глуховский: Спасибо огромное.

Источник: Радиостанция ЭХО МОСКВЫ.
 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ